Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мод

Военная музыка на ночь.

На ночь глядя, выложу самый красивый, на мой взгляд, военный марш.

Несмотря на более чем приличные британские мелодии, в этом жанре явно лидируют немцы. "Хоэнфридбергер", написанный, по легенде, Фридрихом Великим, конечно, очень хорош, но лично для меня на первом месте вот этот - "Марш корпуса Йорка", написанный Бетховеном.

Видно, что писал профессионал. Да и повод был более чем веский: война с Наполеоном, поражения... В процессе противостояниия Корсиканцу в лоскутном одеяле карликовых немецких государств зарождается единое национальное чувство.

Недаром марш стал называться именем графа Йорка фон Вартенбурга - человека, на свой страх и риск подписавшего Таурогенскую конвенцию, означавшую, по сути, разрыв с Наполеоном и начало переход в прошлом подконтрольных узурпатору прусских войск на сторону коалиции.

Чёрная Змеюка -3

Вырезанные сцены.

Благодаря огромному количеству сайтов с бесплатным онлайн-кино, в минуты досуга у меня появилось новое хобби - коллекционирование сцен, вырезанных советской цензурой.

Пути цензурные оказались неисповедимы.

То, что было хорошенько порезано разное “прогрессивное” американское кино, вроде “Вердикта” и “Трёх дней кондора” - это, как раз логично, поскольку наглецы-режиссёры, безжалостно критикуя собственное правительство, об СССР тоже упоминали без особой симпатии. Кроме того, несмотря на всю социальную направленность этих кинолент, проклятый зажиточный западный быт нет-нет, да проступал, а показывать жизнь американских домохозяек советским женщинам было вредно.

Удивило меня не это - удивило то, как много сцен было вырезано из самых невинных и легкомысленных европейских комедий и исторических фильмов 50-х - 70-х годов!

Помните все эти франко-итальянские ленты, выходившие в советский прокат с замечательным дубляжём Демьяненко, Гердта, Плятта и Кенигсона? Так вот, очень познавательно бывает пересмотреть всё это киностарьё именно сейчас, когда вырезанные когда-то сцены дают о себе знать неожиданно возникающими гнусавыми голосами любителей самостоятельного дублирования.

Более того: сцены, вырезанные из этих фильмов, как мне кажется, говорят о Совке куда больше, чем те, что были вырезаны из "проблемного кино".

Единственный напрашивающийся вывод: цензура в Совке была мелочна, педантична до омерзения и нелогична до полного маразма.

Вспомним хотя бы старенькую французскую комедию "Великолепный" - пародию на шпионские фильмы. То, что главного злодея Карпова переименовали в Капштоффа - это как раз понятно. Но никак нельзя понять почти полностью вырезанную сцену побега Бельмондо из злодейского логова: к Бельмондо-писателю приходит сын и объясняет отцу, что нынче, мол, народ любит побольше крови и жестокости, после чего папа вставляет в книгу (то бишь, в фильм) сцены бутафорской расчленёнки, в прямом смысле реки крови и чьи-то мозги, картинно отлетающие после выстрела аккурат на обеденную тарелочку.

Товарищи номенклатурные мудаки никак не могли отличить насилие от насмешки над насилием: во всём этом они усмотрели пропаганду жестокости.

С другой стороны, справедливости ради, надо сказать, что идеологический нюх у партийных блядей был потрясающий. В своё время, я долго не мог понять почему в старинной комедии "Картуш" был вырезан абсолютно невинный, на первый взгляд, эпизод погони воров за своим собратом - благородным разбойником. Потом до меня дошло. В том эпизоде бедняки-воришки сдавали всё награбленное своему главарю, жестоко их обиравшему. Картуш посмел этим возмутиться и обличил мерзавца. Потом-классика жанра- погоня, но какая! Атаман (одетый, кстати, как аристократ), обращаясь к тем самым беднякам, бросает: "Брать живым, если возможно! И поскорей!" На что послушные представители парижского пролетариата, сказав "Он не уйдёт далеко!" резво бросаются в погоню за собратом.

Идея того, что беднейшие члены общества зачастую являются самой агрессивно-послушной и подлой его частью плохо вязалась с официальным курсом партии, делавшей ставку именно на таких людей.

Собственно, оно и сейчас так - см. "Уралвагонзавод".
Мод

Тель-Авив, улица МАЗЕ, больница "Эйн-Геди"

Давненько я не был в Старом Тель-Авиве. А между тем, там уже который год идёт реставрационаая движуха: по крайней мере, муниципалитет вовсю ремонтирует здания архитектора Мегидовича.

Вот бы ещё и синагогу "Мошав Ха-Зкеним" в порядок привели!

Оригинал взят у paintervic в Тель-Авив, улица МАЗЕ, больница "Эйн-Геди"

Об этом месте в Тель-Авиве уже довольно много написано, правда на иврите, поэтому я решил восполнить пробел и вот,
собрал фото материал, хронологизирующий жизнь здания более чем за 90 лет. И так, улица МАЗЕ 10. Что нам Collapse )

ярость

Дело №34840

Читаю Войновича - "Дело №34840". А там такой пассаж:

"Я не знаю, действовал ли поэт Евгений Евтушенко по чьему-то заданию или сам от себя старался, но в те дни он каждого встречного-поперечного и с большой страстью убеждал, что никто меня не травил (интересно, откуда ж ему это было известно?), всю эту историю про отравление я для чего-то наврал. Зуд разоблачительства по отношению ко мне у него не угас с годами, он через пятнадцать лет после случившегося публично (на заседании «Апреля») и ни к селу ни к городу вспомнил эту историю и опять повторял, что я вру. Неосмотрительно хвастаясь своей осведомленностью: «Поверьте мне, уж это я точно знаю». Не буду говорить подробно о той роли, которую играл этот человек в годы застоя. Возможно, когда-нибудь еще будет написана его биография, а может, даже роман о нем (вроде «Мефисто» Клауса Манна), и там будет показано, как и почему человек яркого дарования превращается в лакея полицейского режима. «Талант на службе у невежды, привык ты молча слушать ложь. Ты раньше подавал надежды, теперь одежды подаешь». Эти написанные им слова ни к кому не подходят больше, чем к нему самому."

Вот не знаю почему, но верю я Войновичу на все сто. Евтух - это эдакий Барон Майгель Булгакова. Или адаптированная ко временам застоя версия Алексея Толстого.

Противно.
Змеюка -2

Аристократия помойки.

Прочитал порцию откровений представителей высшего русского дворянства, касающуюся "великой княгини" Марии Владимировны.

Не знаю как вам, дорогие френды, но мне лично вспоминается четверостишие Губермана, заканчивающееся словами "...говно говном говно ругает, не вылезая из говна".

О-кей, Мария Владимировна и её сын - самозванцы и прав на престол не имеют. Но зачем же битый час с таким упоением говорить про них гадости, зачем пересказывать все сплетни и, причмокивая от удовольствия, говорить о том, как на каком-то вечере с Марией не поздоровался, а она за ним бежала и возмущалась?

Неужели не ясно, что такое поведение, мягко говоря, плохо увязывается с носимым титулом и, прямо скажем, опускает носителя до уровня холопа?

Ну и конечно, какой же русский аристократ откажет себе в упоминании гадких Ротшильдов. В ту же кучу добавили и Франко, и красный бант великого князя Кирилла...

Знаете, русский бунт - он, конечно, беспощадный, но далеко не всегда бессмысленный. Даже спустя сто лет от всей этой благородной компашки вовсю смердит.

Краса и гордость нации, блядь.
Змеюка -2

Интересное совпадение.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров, оказывается, способен не только претворять в жизнь мудрую политику дорогого Владимира Владимировича - он ещё и панегирики писать горазд. Вот какую оду он отгрохал на очередной юбилей своего бывшего начальника - Евгения Примакова:

ЕВГЕНИЮ МАКСИМОВИЧУ ПРИМАКОВУ

Максимыч - честь, Максимыч - совесть,
Не уронить и не пропить.
Максимыч - и роман, и повесть
Эпохи, где случилось жить.

Collapse )

Начало стихотворения и особенно его ритм что-то смутно мне напомнили. Покопался в памяти - постойте, постойте... Ну да, конечно!

Наш царь — Мукден, наш царь — Цусима,
Наш царь — кровавое пятно,
Зловонье пороха и дыма,
В котором разуму — темно.

Наш царь — убожество слепое,
Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
Царь-висельник, тем низкий вдвое,
Что обещал, но дать не смел.

Он трус, он чувствует с запинкой,
Но будет, — час расплаты ждет.
Кто начал царствовать — Ходынкой,
Тот кончит — встав на эшафот.

Константин Бальмонт.

И вот вопрос: а не имел ли какой задней мысли г-н Лавров, когда он клепал дорогому шефу своё стихотвореньице?
Мод

Древний Скифополис (Бейт-Шеан)

Наконец-то! Прекрасное, обстоятельное путешествие по древнему Бейт-Шеану!

Оригинал взят у rostismi в Древний Скифополис (Бейт-Шеан)
Скифополис — один из городов Десятиградия (десять эллинистических городов, объединенных Помпеем в отдельную административную единицу). Расположен на севере современного Израиля в Иорданской долине примерно в 20 км к югу от Тивериадского озера.

Collapse )
Мод

Хуесос Лимонов и его чувство эстетической брезгливости

Оригинал взят у dolboeb в Хуесос Лимонов и его чувство эстетической брезгливости
С подачи издателя и друга Михаила Котомина прочитал роман Эдуарда Лимонова «В Сырах».
Читается этот текст легко и с удовольствием, благо не слишком длинный.
О ста девяти рублях, отданных ЛитРесу за это удовольствие, не жалею ни разу.
Кто купит бумажную версию — тоже, полагаю, не пожалеет.

Основная драма лирического героя, увы, описывается одной фразой: хуесосу хочется сойти за доктора Фауста, но одного пожилого возраста для этого недостаточно.
Эдуард Лимонов между минетами
Автор очень отчётливо понимает, что вся его бурная творческая и политическая судьба в полной мере описывается словом хуесос, и его это страшно беспокоит. Поэтому он пытается впечатлить читателя двумя вещами: сексуальным успехом у малолеток и обилием круглосуточных телохранителей-слуг-шофёров, без которых ему, в интересах партии, «запрещено» выходить даже на лестничную клетку. На кой хер те самые телохранители автору понадобились, и кто оплачивает их услуги, в повествовании не сообщается. Там нет ни одной сцены нападения, покушения, провокации, от которой охрана могла бы лирического героя спасти и уберечь. Так что основное назначение этой охраны (без которой лирический герой не может даже, хлопнув дверью, выйти из квартиры после разрыва с очередной любовницей или женой) — подтверждать его высокий статус охраняемого лица. Эта неизвестно кем проплаченная охраняемость — единственное доказательство состоятельности и значимости автора. Единственное свидетельство, что он не тот хуесос, каким он остался в памяти читателей своего opus magnum, а серьёзный российский политический деятель. Раз есть охрана — значит, уже не хуесос. Жрица, Постум, и общается с богами.

К сожалению, всё остальное повествование противоречит этому тезису. Охрана-то есть, круглосуточная и посменная, даже в новогоднюю ночь не знающая сна, но лирический герой её нисколько не стесняется, и в её присутствии ведёт себя как полнейший хуесос. Которому тайный спонсор оплатил машины, бензин и охрану — но какими услугами лирический герой отплачивал за эту щедрость, в книге не сказано. Впрочем, если кому-то в самом деле интересно, как и у кого лирический герой насосал на гламурный образ жизни в последнюю пару лет, ответ вполне публичен.

Отдельно трогательно в книжке выглядит объяснение, почему её автор и лирический герой когда-то считал зазорным сосать мужской член за деньги:

Тут я про­ти­во­по­ло­жен Гё­те, я не сми­рил­ся,я не по­шёл на служ­бу к го­су­дар­с­т­ву. Из чув­с­т­ва эстетичес­кой брез­г­ли­вос­ти, приз­на­юсь. Ко­ро­лю бы, я бы, по­жа­луй, по­ду­мал, слу­жить или не слу­жить. Меня бы, как Гё­те, воз­мож­но, соб­лаз­нил бы Бо­на­пар­т. Да­же, кто зна­ет, мо­жет быть, гер­цог Сак­сон-Веймарский. Но скуш­ные ти­ра­ны моей эпо­хи?! Не­мыс­ли­мо. Эс­те­ти­чес­ки не­воз­мож­но для меня ра­бо­тать с мел­ки­ми офи­це­ри­ка­ми и ад­во­ка­тиш­ка­ми моей эпо­хи. Это зна­чит от­ка­зать­ся доб­ро­воль­но от сво­его ве­ли­чи­я. А для них не­мыс­ли­мо ра­бо­тать со мной.

Быть не­та­лан­т­ли­вы­ми, ба­наль­ны­ми пу­чег­ла­зы­ми ти­ра­на­ми, а имен­но та­кие сей­час у влас­ти в моей стране, – это прес­туп­ле­ние про­тив Рос­си­и. Не­та­лан­т­ли­вый пре­зи­дент об­ре­ка­ет на ску­ку и тос­ку сто со­рок мил­ли­онов лю­дей.


Видимо, в какой-то момент кончились деньги на содержание автопарка и дивизиона охраны, так что чувство эстетической брезгливости пришлось засунуть себе туда, где раньше бывал только член негра.

Что поделаешь, стиль жизни охраняемого лица требует жертв.

Мод

Рига. Центральная площадь. По Даугаве на кораблике.

Ну вот я, наконец, и собрался с духом: начну потихоньку выкладывать сюда свои балтийские фотки. Снимал я много - вернулся домой с полутора гигабайтами фото. Делал я это потому, что я прекрасно осведомлён о своих талантах фотографа, точнее, об их отсутствии. Что похуже - сотру, что получше - останется.

Итак, Рига.

Для начала, чисто субъективно: четыре причины для того, чтобы лететь в Латвию:

  1. Это настоящая североевропейская страна: древние соборы, старый центр Риги с домами ганзейских купцов, прекрасные парки.

  2. Милейшие городские кафе и ресторанчики с прекрасной кухней, выпечкой и вкуснейшим пивом (марка "Пибалга" вообще - напиток богов, да и "Лачплесис" очень хорош). И всё это по смешным, по нашим, израильским меркам, ценам.

  3. Потрясающая природа: хвойные леса, подходящие прямо к кромке моря, свежая зелень... Дли жителя моих палестин это много значит.

  4. Латышки. Nuff said. За долгие годы жизни в Израиле успел забыть как выглядят настоящие блондинки. При этом - стройные и со вкусом одетые.


Недостаток полёта в Латвию только один: Совок. Увы, но людская молва, утверждающая, что Латвия живёт хуже всех остальных прибалтийских государств, оказалась права. Страна живёт бедно: много ветхих зданий, просящих ремонта (особенно больно это видеть, в случае с моим любимым немецким Югендштилем), а дороги, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Или это я так у себя в Израиле к хорошим дорогам привык?

Стоит немного отъехать от центра Риги, как в отдельных кварталах начинается такой густой совок и разруха, что впору за голову хвататься. В городе много уродливых граффити, в некоторых районах на улицах полно каких-то усатых русских гопников (не сочтите за русофоба: русский гопник - это такой же цельный типаж, как, например, наш, еврейский гопник-мизрахи) в спортивных штанах, поглядывающих на тебя так, словно желая сказать: "А туда ли ты забрёл, пацанчик?"

В сегодняшней записи - Монумент Свободы, парк и небольшая речная прогулка по Даугаве. Любителям старины: Старая Рига будет в другом посте, а пока - столь любезная мне европейская зелень.

Возможно, этот пост вообще не стоило бы публиковать - почти ничего древнего и особо ценного тут нет, но пусть уж лучше останется хотя бы для меня - как воспоминание.


Collapse )